Заброшенный поселок-интернат. Взгляд год спустя.

Почти год назад мы отправились на поиски заброшенного поселка-интерната. Теперь наша компания путешественников разъехалась по разным городам, но до сих пор приятно вспоминать то приключение. Поездка в Михайловку предварила собой большие изменения в судьбах некоторых участников. Впрочем, об этом позже. А пока — бортовой журнал путешественников.
- Куда теперь? - Вперед! А там разберемся…

Июль 2010 года. Бортовой журнал ведет Полина.

3 июля, 22:44 Звонок на мобильный. Максим. «Мы подъехали. Спускайся». Беру два пакета, сумку с фотоаппаратом и шагаю в ночную прохладу за новыми впечатлениями. Когда я вышла на улицу, меня уже ждал автомобиль Дениса. В нем собственно сам Денис за рулем, рядом Максим и на заднем сидении Оля. Наш экипаж на ближайшие сутки. Грузим мои вещи. Едем в магазин за мясом, которое в итоге так и не купили, потому что оно нам не встретилось. Мясной заменитель – сосиски. Никакого алкоголя. Хотя маленькая потребность вначале была. Решили, что это не нужно.

3 июля, 23:30 Путь начинается от Радежа на проспекте Жукова. Весело стартуем. Несколько слов о музыке. У Дениса машина японская, праворульная, с проигрывателем только на CD, поэтому заведомо мною было записано два диска. Первый начинался с Amy Macdonald и Lady Gaga, а дальше я просто накидала туда того, что слушаю в последнее время. Лично у меня дорога ассоциируется теперь именно с этими двумя исполнительницами. Едем по Московской трассе. В ночь. Теряемся в потоке других автомобилей. Предвкушаем. Вы спросите что? Так слушайте. Это не первая наша вылазка. И прежде чем я расскажу, что нам предстоит испытать за эти сутки, я немного расскажу о членах экипажа. Денис. Пол мужской. Возраст 26 лет. В составе экипажа едет в качестве водителя (незаменимый член экипажа). Человек с неиссякаемым запасом позитива и энергии. Максим. Пол мужской. Возраст 27 лет. В составе экипажа едет в качестве штурмана (не менее незаменимый член экипажа, владеющий секретом древнего искусства ориентирования на местности). Человек, знающий всё и с отличным чувством юмора, ценитель хорошего вина и сыра. У Максима самый большой опыт в качестве фотографа среди нас всех. Оля. Пол женский. Возраст 17 лет. В составе экипажа едет в качестве юнги (как самая младшая). Девушка нереальной внешности и фотогеничности. Вообще мы Олю позвали в качестве модели, но она тоже поехала с фотоаппаратами, поэтому просто моделью ее не назовешь. Полина (собственно я). Возраст 21 год. В составе экипажа едет в качестве бортового самописца (а все потому, что все записываю и подмечаю мелкие детали). Про себя писать как-то странно… процитирую Максима: «Полина — черный ящик. На входе — информация, а на выходе — пакости». По счету это уже третье наше путешествие, в течение которых сложился основной костяк авантюристов, готовых на всё: Денис, Максим и я. Четвертый человек всегда новый. Итак, перейдем к сути. Маршрут нашего движения определился сам. Мы решили разыскать поселок-интернат под Михайловкой, который уже 20 лет заброшен. На одной цели мы решили не останавливаться и задумали искупаться в ночной реке (жертвой выбрали Медведицу). Но никто и не подозревал, каким на самом деле окажется путешествие.

3 июля 24:17 Первая остановка. Достаем карты. Остановились около кафешек с отличными названиями в виде женских имен. Это так мило и по провинциальному. Едим яблоки и обсуждаем будущий маршрут. Вообще конкретный маршрут мы не оговаривали изначально. Это неинтересно. Даже скучно. Всё решалось в пути. Решаем двигаться до Михайловки, а там ищем Медведицу. Так и поступаем. Ночная трасса – это что-то нереальное. Дорога открывает безграничные возможности. Небо над головой чистое и звездное, совсем не такое как в городе. Воздух свежий и прохладный. Разговоры непринужденные и самые искренние. Я сама уже где-то месяца два не ездила ночью. Просто не с кем. А тут ночь, дорога, прекрасная компания. Оля дремала на заднем, а я втискивалась в пространство между Денисом и Максимом и ощущала себя по-настоящему свободной от всего, что держало в городе. Я бы не отказалась от такой кочевой жизни. Из города в город, из ночи в день. Романтика дорог.

4 июля около 2 часов ночи Въезжаем в Михайловку. Пытаемся ориентироваться по карте (гребаный Гугл!), но все-таки теряемся.

4 июля 2:05 Мы решили спросить дорогу у таксиста. Таксистом оказалась женщина, которая про себя явно посмеялась над нами. Вроде бы нам подсказали, где водоем. В итоге мы его нашли, конечно, но место совсем не приспособлено для купания, поэтому ищем дальше. Кружим по городку, абсолютно не понимаем, где мы и куда дальше. Выезжаем на трассу, а там заправка. Вот там и спрашиваем путь. Максим заходит в магазинчик на заправке с вопросом «А мы где?» Не у всех хорошее чувство юмора, тем более в два ночи (это я не про Максима, а про охранника).

В итоге нам нарисовали мини-карту, по которой мы сориентировались и все-таки обнаружили цель. После долгих скитаний по окрестностям михайловского леса (3:14 ночи), мы вроде бы наткнулись на кусочек реки в зарослях деревьев (3:22 ночи). То, что мы испытали дальше, невозможно даже представить, сидя у компьютера, и тем более описать. Максим назвал это «визуальным оргазмом». Спускаемся с пригорка. Песок. На небе только месяц и больше света нет. Не портим пейзаж яркими красками света от фар. Фонарики тоже никто не взял. Идем на ощупь. Лично по мне бежала мелкая дрожь. Не от страха, а от картины, которая перед нами открывалась. Ты стоишь на песке. Смотришь вперед. А там обрыв. Даже пропасть. Ты идешь ближе, аккуратно ступаешь. Ощущаешь прохладу воды, но саму воду не видишь. Стоишь на песке секунд 5 и только потом решаешься сделать шаг. Вода…Вода! Вы не поверите, но то, что мы посчитали пропастью, оказалось визуальным обманом, игрой неискушенного воображения. И все-таки, когда мы поняли, что в реке отражался песчаный обрыв, нависший с противоположного берега, мы, наконец, увидели воду. Ночь сыграла с нами злую шутку, подкинула нереальности, окунула в волшебство. Радости не было предела. Выгружаем вещи из машины и бежим купаться. К большому разочарованию Максима река оказалась довольно мелкой (по плечи Максиму и по подбородок мне). Вода – парное молоко. Восторг и удовлетворение. На берегу мы развели небольшой костер и в первый раз перекусили. В 4:00 начало светать, заорал первый петух. В итоге на реке мы провели 2 часа с копейками. Вдоволь накупались, наелись жареных сосисок и получили дозу лунного облучения.

4 июля 5:46 Уезжаем с уже довольно людного пляжа. Молодежь как-то почти сразу образовалась рядом с нами. Некоторые даже подходили здороваться…такие смешные провинциалы. И все г(х)-экают. Время отправляться на поиски интерната. Сверяемся с картой и летим в станицу Етереевская. Проезжаем утреннюю Михайловку. До встречи, Михайловка! По дороге нам открываются безумно красивые пейзажи. Фотографы мимо такого не проезжают. Поэтому останавливаемся около соснового леса. Вы когда-нибудь были утром в сосновом лесу? Мы нет. И это было просто великолепное ощущение. Свет пробивался сквозь стволы деревьев и рисовал причудливые силуэты.

Там я впервые попробовала муравьиную кислоту. Впрочем, и большой муравейник тоже увидела впервые. Едем дальше. Честно говоря, не знаю куда. Главное, что вперед. Тормозим около кладбища и линии электропередач. Там такой треск от проводов стоит! Впереди висит небольшой туман. Утренняя свежесть – это непередаваемо.

Следующей остановкой было поле с подсолнухами. Я всегда видела подсолнечные поля только из окон автомобиля, а тут подошла вплотную. По пути нарвали смородины. Поле оказалось только что политым огромным колхозным монстром. Мы увязли в грязи.

Дальше больше. По другую сторону дороги холмы. Решаем, что нам и туда просто необходимо сходить. Время – едва восемь. Солнце уже беспощадно жарит. Поднялись на один из холмов и просто посидели там.

Когда шли обратно к машине, Максим поставил на нас свой коварный эксперимент. Идем один за другим. Максим, я, Денис, Оля. Макс ведет нас змейкой, а мы покорно бредем за ним. Вот она сила стадного чувства! На втором вираже я начала дико ржать, а Денис и Оля так ничего не поняли.

4 июля 8:17 Следующая остановка была уже непосредственно в станице Етереевской. Наконец, мы предвкушали увидеть грандиозное чудо постройки советских времен. Крутим-вертим карту. Нашли первый ориентир. Но самого интерната найти не можем. Начали спрашивать у всех подряд. Деревенские пожимают плечами, отправляют нас в действующий казачий интернат к какому-то Игорю. Но это не то!

4 июля 8:39 Кружим по станице Етереевская. Все же не туда занесли нас координаты из интернета.

4 июля 9:00 Стоим у сельского магазина. Даже сходили пообщаться с местными жителями в магазин, где к удивлению Максима на двери не оказалось доводчика. Вроде бы штука обыденная, а тут мы и забыли, что все-таки в деревне находимся. Нас каждый раз вежливо просили закрывать дверь. Но и от продавщиц ничего не добились про интернат. Опечалены. Нас жестоко обманули. Координаты вообще не соответствуют реальности. Но, все еще не теряя надежды, едем через лес, в примерное место расположения интерната. По пути нам встречаются небольшие развалины, но вовсе не то, что мы ищем. Решаем пройтись через поле к лесу, чтобы осмотреть местность. Кидаем машину и бредем через траву.

Попутно решаем, что здесь вполне можно сыграть в «Lost» на русский манер.

4 июля 9:48 Возвращаемся к машине ни с чем. Совершенно запутались и потерялись. Пока кружим по окрестностям леса, Денис решает позвонить своему другу из Михайловки. Он-то нас и спас. Родители друга подсказали, где может находиться заветный интернат.

4 июля 10:12 У нас появился новый ориентир!

4 июля 11:18 Около Моховского решаем, что надо бы и пообедать. Солнце жарит нещадно, поэтому сворачиваем с трассы на пшеничное поле, где и организовываем мини-полянку. Прохладный ветер приятно обдувает тело, облака бегут по небу хаотичными узорами, чистый воздух усыпляет. Нас всех сморило в приятный сон. И снились мне яркие поля и равнины, опаленные летним солнцем. И приятный голос где-то совсем рядом шептал «Засыпай…засыпай…», прорываясь в реальность. В объятьях своих сновидений мы провели почти час.

4 июля 12:20 Все проснулись. Немного взъерошенные, а некоторые и вовсе не понимающие, где они, мы стали собираться в путь.

4 июля 12:26 Выезжаем из Моховского в село N. Название села специально останется в тайне, дабы не привлекать к этому месту большого внимания.

4 июля 12:42 Решили заправиться, выпить кофе, воды, энергетиков (кому что по душе). Заезжаем на знакомую автозаправку. Правда смена с ночи сменилась, поэтому нас никто не узнал. Впервые за год я выпила горячего кофе. Вообще кофе не пью, но после бессонной ночи захотелось. Попало под настроение. Капучино пришелся весьма кстати и произвел необходимый эффект на организм. Денис и Максим заправились энергетиками, Оля и вовсе отказалась от допинга. Едем дальше!

Далее бортовой журнал ведет Максим

4 июля 13:20 На обочине трассы, на растянутых от грузовичка веревках едва колышутся на слабом ветру воздушные змеи. Я поинтересовался у Дениса, купил ли он, наконец, себе такого или нет. Оказалось, что нет. Эту оплошность быстро исправили — Денис стал обладателем небольшого трехцветного и треххвостого змея. Спустя несколько километров заметили отличное ровное поле, да и ветер уже поднялся неслабый. Идем запускать змея? Идем! Ветер послушно подхватил змея и маленький дракончик взмыл ввысь. Денис бегал и веселился, мы фотографировали и наслаждались предгрозовой прохладой. Гроза не заставила себя ждать — большие холодные капли пытались сбить змея, но тот упорно держался на сильных порывах ветра, с каждым из которых поднимался все выше. Впрочем мы решили не искушать судьбу, никому не хотелось стать громоотводом. Поэтому спустили змея, свернули леер и поехали дальше.

4 июля 13:32 Мы мчимся по трассе, съедая километры серого выщербленного полотна. Нужного указателя нет. Уже никаких указателей нет. Появляется обманчивое ощущение, что вот-вот и уже увидим столицу. Надо разворачиваться – мы снова проехали мимо.

4 июля 14:20 Несмотря на то, что мы во все глаза искали нужный указатель, получалось, что мы его проехали. Не первая навигационная ошибка за сегодня, да это и неважно. Это как раз тот случай, когда больше важен процесс, а не результат. Съезжаем на обочину, разворачиваемся. Снова трасса. Останавились на посту ГАИ и Денис пошел спрашивать дорогу у ГАИшника с гордо нахлобученной фуражкой и пивным животиком. Вообще наши поиски в этот раз напоминали метод последовательных приближений, но рано или поздно мы все же оказывались в искомом пункте.

4 июля 14:30 Когда мы с Денисом обсуждали время отправления, я настоял на том, чтобы начать путь ночью, мотивировав тем, что нечего делать в два часа дня на месте предполагаемой съемки – и свет не тот, и жарко слишком. Однако, как говорится, хочешь рассмешить бога — расскажи ему о своих планах. Вот мы и оказались в том самом месте именно в два часа дня. Руководствуясь принципом, вынесенным в эпиграф, мы поехали по узкой проселочной дорожке между густыми деревьями. Надо было видеть наши лица и слышать наши возгласы, когда мы выехали к ржавым воротам с неоднозначной надписью «лакторий Лазурный». Это оно. Мы на том самом месте, к которому стремились. От этого и радостно, и грустно — ведь теперь цель достигнута и значит скоро отправляться в обратный путь. Когда мы вышли с фототехникой из припаркованной рядом с воротами машины, увидели, как с совершенно серьезным видом к нам идут несколько ребятишек лет шести-восьми. Один из них сказал, указывая на нас — вот они! Улыбаясь мы переглянулись — дети были целеустремлённы как Томы Сойеры и Гекки Финны, собравшиеся на очередную пакость. Они подходили ближе и их серьезность сменялась улыбками. Смеясь и улюлюкая, они пробежали мимо, и просочились сквозь забор на территорию интерната. Мы последовали за ними и спросили, есть ли здесь охрана. Старший из ребят ответил, что здесь живет дядя Лёша. Они столпились перед самым первым зданием и начали стучать в дверь и звать дядю Лёшу. Через пару минут, вышел парень лет тридцати пяти и поинтересовался, что нам надо? Мы представились фотографами и попросили разрешения на съемку. Дядя Лёша был не против. Мы прошли вглубь территории поселка-интерната и взору открылся величественный и жалкий вид. Некогда прекрасные здания стояли, похожие на обглоданные черепа. Заросшие кустарником, с разбитыми окнами и облупившейся краской деревянных дверей.

Снаружи некоторые здания казались нетронутыми, некоторые же наоборот смотрелись как после бомбежки. Мы прошлись по всем зданиям, запечатлели на пленку и флешки внутреннее, с позволения сказать, убранство. В самом главном здании даже пол на первом этаже сняли полностью. На втором этаже в актовом зале потолок прогнулся причудливой кривой, а пол грозил отправить нас на первый, лишенный пола, этаж.

Надо признать, что несмотря на величественность этого заброшенного поселка, я лично не чувствовал большой радости от пребывания там. Было жарко и по сравнению с событиями предшествующими этому было не так интересно. Рядом с небольшим двухэтажным домом я нашел монетку в три копейки, датированную 1984-м годом. Двое из нас младше этой монеты, подумал я. Подарил ее Оле, как самой впечатлительной и самой младшей из нас.

Когда мы уже покидали поселок, я спросил у дяди Лёши, он здесь охранник или кто? Оказалось, что он собственник этого поселка и на мой вопрос о том, что он собирается со всем этим хозяйством делать, дядя Лёша ответил, что в его планы входит восстановление комплекса в прежнем виде и с прежними задачами. Мы пожелали ему удачи, а он нас пригласил посетить профилакторий снова.

4 июля, 16:02 Уже некоторое время мы на пути домой. Веховые столбы неумолимо напоминают о том, что путешествие подходит к концу. 180… 179… 178… 177 километров до Волгограда.

4 июля, 16:52 Когда мы проезжаем мимо поля подсолнухов, Оля сказала, что ее мама очень любит подсолнухи. Реашем, что если будет возможность, то непременно нарвем подсолнухов ее маме. Полей больше нет, но рядом с незасеянной пашней жмутся друг к другу, словно дрожа от холодного дождя, пара десятков этих небольших солнечных цветков. Я выхожу из машины и срываю для Оли одинадцать подсолнухов. Я сижу рядом с Денисом, который не спал уже двое суток и клюю носом. На задних сиденьях спят Оля и Полина. Чувствую неловкость оттого, что засыпаю и всячески пытаюсь держаться, чем вызываю у Дениса и периодически просыпающейся Полины смех. Ехать под дождем приятно и немного грустно.

4 июля, 17:30 Мы уже совсем рядом с городом, но наша программа исполнена не полностью. Когда только выезжали из Волгограда, мы заметили дорожный знак «Ширяевский» и как мы могли не сфотографироваться рядом с этим знаком? Ведь человека, благодаря которому мы все познакомились, зовут Николай Ширяев. Льет дождь. Я заворачиваю фотоаппарат в пакет, делаю отверстие для объектива и ставлю камеру на штатив. Все готово. Таймер. Спуск. Бегу и встаю рядом со всеми. Кадр готов. Садимся в машину и едем дальше. Город все ближе.

4 июля, 18:30 Въехали в город. На одометре 544 километра. Через несколько минут я выхожу — мой дом первый на пути в город. Остальные поедут дальше. Говорю, что был рад компании. Чувствую усталость и грусть, но вместе с тем я наполнен впечатлениями. Все. Иду домой.

Бортовой журнал продолжает Полина.

После Максима резонно было бы завезти домой меня, но усталый Денис проезжает мимо моего дома, и мы везем Олю на Аллею Героев. Там уже очень уставшие, но довольные путешествием, мы прощаемся с нашим юнгой и несколько минут наслаждаемся (хотя в городе достаточно трудно насладиться чем-либо) предстоящей грозой, следовавшей за нами всю дорогу. Но надо ехать домой. У моего дома прощаемся с Денисом, и я отправляюсь домой. Вот и прошли наши выходные.

Спустя четыре дня после окончания путешествия Полина и я стали встречаться. А месяц назад поженились. Нас ждет много хорошего, и мы обязательно вернемся в заброшенный поселок-интернат.
P. S. Эта запись-воспоминание появилась здесь отчасти из-за проводимого мегафоном конкурса. Если вам понравилось то, что вы здесь увидели и прочитали, поставьте в комментарии «+1». Спасибо =)